Tags: Кантопоп

Furless Seal

Шанхайский стиль. Постер третий

Есть у меня такая планида. Крест, который я однажды по неосторожности на себя примерил и - се, волоку его из зимы через лето в осень. Имя ему кантопоп. И мандопоп имя ему. Кого шокируют эти вполне себе академические термины, отсылаю ко мне же, раннему.

Так вот, о мандопопе и об уже не раз помянутом мною Чжоу Цзелуне (Джее Чоу, если по провинциальному, по-кантонски). Давеча он осчастливил человечество очередным альбомом. Вот он, альбом, и вот он, Чжоу, весь такой романтичный, в мундире, с глазами печального головореза:



Название для последнего альбомца баллад этого записного убийцы выбрано аховое: "Цилисян" ("Душистая рута", травка, которой в древнем Китае перекладывали книги - для аромата и во избежание порчи). Песни приятные, но я не о песнях,



а вот о чем: клипы для "Цилисяна" Чжоу Цзелунь снимал во Владивостоке. Забавно видеть китайского рэп'н'бэп-идола, ползающего по ржавому уазику, лабающего очередной хит в подворотне на Миллионке, стильно грустящего в кустах где-то на Седанке.



В целом, должен признать - получилось романтично и не пошло. Сказывается уровень Чжоу - молодец он, который раз уже с удовольствием это признаю. Предпоследнюю серию его заморских клипов снимали, если я не ошибаюсь, в Риме, так вот и Владивосток, и Рим - оба хороши до боли. Впрочем, я Владивосток еще и не с Римом сравню.

Напоследок - продолжение серии "Шанхайский стиль". Третий постер: крашеные ткани от мануфактуры "Ин даньшилин", 30-е годы. Много Вам удовольствий, как говорит greentrollГринтролль.



Текущая музыка: эта - Чжоу Цзелунь, разумеется. "Цзянцзюнь" ("Генерал"), альбом "Цилисян".
Furless Seal

Майской ночью

По традиции сначала - протокол. Собственно, его отсутствие: добрые самаритяне-белорусы-норильцы-москвичи осчастливили-таки Пекин своим присутствием. Весьма своеобразно - задержались тут "майской короткой ночью" на несколько часов по пути из Шэньчжэня в Москву когда ни я, ни pekinessa просто в силу законов физики не смогли принять их на должном уровне, то есть с почетным караулом, венками из магнолий и девочками. В моём случае, правда, всё ещё более сложно - как раз накануне в Грозном убили Кадырова, поэтому мне было не до гостей (звучит, да?), а мающимся в аэропорту парням хотелось в сауну... Однако, наш ЦУП не подкачал - в результате дистанционного управления пекинским таксистом гости были доставлены в "Бао Чжун Бао" в Олимпийской деревне - славную сауну для партийной номенклатуры, где поимели полный комплекс услуг и благополучно улетели в Москву поутру. Ну... я на это очень надеюсь. Строго говоря, подтверждения того, что они утром покинули сауну, у меня до сей поры нет. На самом деле, я так и не знаю, покидали ли они ту сауну ваабче.

С другой стороны, если не покинули, то... ну что ж, некоторым везет по-крупному.

Теперь - искусствоведческое. Давным-давно анонсированный очередной прыжок в выгребную яму по имени "кантопоп". Как и обещал, на очереди - Николас Се (в кантонском варианте - Це), а если по-нашему, по-китайски, то Се Тинфэн. Хлыщ в очках и суньятсеновке.

Кстати, маленький познавательный экскурс в сферу дефиниций: кантопоп, как выяснилось, делится на собственно кантопоп, то есть эээ... созвездие талантов, поющих на кантонском диалекте, и... на еще одну часть - созвездие талантов, поющих на северном, нормативном диалекте китайского языка. Том самом, который на материке называют "путунхуа", на Тайване - "гоюй", а в англоязычном зарубежье - "мандарин". Соответственно, этот сегмент кантопопа называется... (Господи, за что мне всё это?) называется... сегмент называется... в общем, называется тот сегмент "мандо-поп".

То есть препарированный нами ранее тайванец Чжоу Цзелунь, поющий на понятном китайском - это не просто кантопоп-стар. Если быть предельно точным в формулировках, то Чжоу Цзелунь - мандо-поп-стар.

А вот Се Тинфэн - образцовый деятель от кантопопа.



Его песни я слышал только на кантонском и, на мой взгляд, поёт он неважно. Желающие могут послушать песни в его исполнении вот здесь. Но лучше не надо, добрый мой вам совет. Слушайте лучше Чжоу Цзелуня.

Посмотрел "Движущиеся мишени" - последний фильм, где он играет гонконгского полисмена с тяжелым прошлым и надрывным настоящим, романтического и с легкой претензией на демонизм. Не скажу ничего. Хотите - смотрите... но лучше не надо.

В отличие от Чжоу, Се Тинфэн, слава Богу, ничем не болеет. Здоров, как конь. Что постоянно доказывает поклонникам, устраивая безобразные драки с другими, возможно, менее здоровыми канто- и мандо-поп-старами. Выросший в Штатах и Канаде, он запел (или что он там делал ртом) в Гонконге в 1996 г. и привлек внимание скорее по праву наследования: его родители - известные гонконгские актёры Патрик Це (Се) и Дебора Ли, и всем, разумеется, было интересно, чего же у этих родителей там выросло.

Вырос, как оказалось, геморрой, хоть и с человеческим, можно даже сказать - ангельским лицом. Его бесконечные нежные романы и скандальные размолвки с Ван Фэй (Faye Wong), которая старше его на 11 лет, кажется, уже притомили даже терпеливых материковых китайцев. А эти всеядны по определению.

Два года назад он разбил "Феррари-Модену" и скрылся с места аварии, подговорив штатного водителя одной гонконгской концертной компании взять вину на себя. Водитель согласился и дал на суде ложные показания, сказав, что в тот вечер за рулем был он, а не Се Тинфэн. За такие фокусы обоим выдали по первое число - водителя приговорили к 4-м месяцам тюрьмы, а Се Тинфэна - к 240 часам общественных работ. Оттрубив на благо особого административного района Сянган положенный срок, Се Тинфэн обжаловал приговор, и, не теряя времени, устроил ещё одну автокатастрофу, разбив вдребезги "Ауди", покалечив своего друга и еще двоих человек в другой машине. Любит Николас покататься с ветерком, да только Гонконг - не Канада, разгуляться там особо негде.

Прежний приговор, кстати, недавно был оставлен в силе.

На совести нашего сегодняшнего героя - еще много чего. Если в двух словах, то Се Тинфэн - дрянь, каких мало. Даже в кантопопе. Но, тьфу-тьфу, живой (в отличие от Аниты Мэй и Чжан Гожуна ака Лесли Чжана) и здоровый (в отличие от Чжоу Цзелуня). И дай Бог здоровья ему и всем, кто рядом с этой ходячей бедой волею судьбы находится. Особенно тем, кто едет по встречной полосе.

С искусством покончил, съездил в баню, поэтому обзор печати будет завтра.
Furless Seal

Опять про кантопоп

Мой крест. Тащу безропотно, как видите.

Стоило лишь один только раз опрометчиво поместить в конце Третьего снега ссылку на неосторожно понравившуюся мне песню Чжоу Цзелуня (Джея Чжоу, в кантонском варианте - "Чоу"), как сразу этого тайваньского вьюноша стало вокруг меня так много, что хоть выбрасывай.

Его и раньше было сверх меры, а теперь и вовсе проходу не стало. Кажется, в позапрошлом году работал "лицом" у "Пепси-Колы", без конца рекламирует одежду, какую-то еду и сотовые телефоны, он смотрел - и смотрит до сих пор - с обложек минимум двух-трех журналов в любом киоске, во время давешней покупки телефона системы "сяолинтун" он убеждал меня со всех стен вокруг купить чего покруче и подороже, а вчера вечером по фуцзяньскому телевидению крутили двухчасовой ролик о том, какой он чёткий, голосистый и крутой и тыр и пыр. Не считая бесконечных роликов по музканалам, козе понятно. И не считая несметного числа его всяких разных дисков, продаваемых чуть ли не с овощных развалов. Ай-пи-карточка, купленная вчера, разумеется, смотрела на меня с укором глазами Чжоу Цзелуня, а на автобусные остановки хоть и не гляди совсем - кругом он, всю дорогу с телефонами, один другого краше.

Однозначное мнение о нем сформировать непросто. Начнешь красить пароход с одной стороны - видишь хулиганистого и дебиловатого переростка на четвертом десятке (легенду про 21-летнего Джея в свое время нечаянно развеял Николас Се - "хлыщ в очках и суньятсеновке", кто помнит), обладающего посредственным вокалом, чудом закончившего среднюю школу, жалующегося на жизнь и невозможность купить маме дом при заработке 10 млн. долларов в год.

С другой стороны парохода - диагноз "анкилогирующий спондилит". Джей болен наследственной болезнью (что-то там с иммунитетом, эта хвороба поражает кости), которая в нескором, но все же обозримом будущем превратит его в желеобразное, неспособное передвигаться нечто. Уже сейчас певец испытывает боли в спине, для чего принимает сильные болеутоляющие.

Задевает. Особенно с учетом общепопрыгучего рэписто-r'n'b-эпистого имиджа и - чего уж там скрывать - понравившихся мне некоторых песен. Парень отрабатывает отпущенный ему шанс с полной выкладкой.

А здоровые в кантопопе есть? Не мёртвые, не неизлечимо больные - просто здоровые? Слишком часто вот Николас Се маячит перед глазами. Наверное, быть ему очередной жертвой моего пристрастного и необъективного анализа.
Furless Seal

Отстреливаюсь

Да. Придется-таки тему с угасшими гонконгскими поп-звездами довести до логического конца, раз уж заикнулся.

Никогда не замечал за собой особых склонностей к описанию подобных событий. Особенно в виде эдакого репортажа с похорон.

Короче, в Китае, как выяснилось на днях, есть своя Марлен Дитрих. Вернее, была.



На фото - церемония прощания с Мэй Яньфан, она же - Анита Мэй (по-кантонски - "Муй") после кремации. Это ее вместе с Чжан Гожуном "Чайна дейли" сочла на днях достойными Зала славы.

Слева - родственник Аниты, а хлыщ в суньятсеновке справа - Се Тинфэн (Николас Се, в гонконгском варианте - "Це"), весь из себя тоже такой знаменитый певец и актер. Это он на фотографии прилично выглядит... Кхм, ладно, речь не о нем.

Речь о том, как из покойной кантопоп-дивы (я не гоню... такой термин и вправду существует. Например, Николас Се на этом дивном медиасленге - кантопоп-стар, то есть кантонская звезда) творят национального кумира. В республиканских масштабах.

Позавчера вечером в прайм-тайм (в воскресенье!) третий канал Центрального телевидения крутил ее концерт (причем не один я засомневался тогда, что эта Анита - да упокоится ее душа с миром - женщина...), не только гонконгские и гуандунские, но и центральные - в том числе партийные - издания дружно поют ей посмертные оды. Зарубежный выпуск "Жэньминь жибао" объявляет на весь мир о дате панихиды, интернет-портал этой же газеты публикует монументальные фотографии покойной и объявляет ее отражением совершенной красоты, а "Чайна дейли", так та, кажется, вообще, больше ни о ком не пишет, только о об Аните.

"She belongs to the ages" - резюмирует пресса, сделав вид, что не имеет никакого отношения к распространению в свое время пикантной версии о причине заболевания певицы раком. Не то, чтобы об этом тогда писала сама "Жэньминь жибао", но газеты чуть пониже рангом тогда просто "не могли молчать"!

А страсти были вот какие: Анита-де заболела после того, как сделала себе в Швейцарии инъекцию эликсира молодости, изготовленного из человеческих эмбрионов. Произошло отторжение, чего-то там в обмене веществ клацнуло - и процесс пошел.

Я так думаю, что в один прекрасный момент в известных сферах случилось переосмысление роли и места, которое занимает Анита Мэй в современном китайском шоу-бизнесе, руководящий намек был дан в какой-нибудь "знаковой" статье (надо бы поискать, да спать хочу), и в итоге момент смерти кантопоп-дивы материковые СМИ встретили во всеоружии правильного подхода: Мэй Яньфан - наша китайская Марлен. Быть по сему.

Боже, как я не люблю похоронную тематику... Звезды, чтоб вас, живите долго.
Furless Seal

Requiescat in pacem - и да зравствует жизнь

Не одного меня в последние дни на лирику тянет.

На днях - с разницей всего-то в сутки - расчувствовались две ведущие китайские газеты, обыкновенно в принципе не склонные к сентиментальности. Газета "Чайна дейли", главный англоязычный официоз КНР, задумалась о смысле жизни и смерти в статье "Gone - with grace or disgrace".

Если вкратце, то статья повествует о том,Collapse )