Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Furless Seal

И где он, весь мой прежний скепсис...

Визг восторженной публики, неуместные аплодисменты, тесноватая сцена и пара легких неудач осветителя - вот, пожалуй, и все претензии, что я могу предъявить сегодняшнему вечеру. В сухом остатке - восторг от сопричастности к совершенной красоте. Китайский балет меня сделал. Ныне опущаеши, уж простите мне мой церковнославянский.

Первое отделение предательски расслабило, настроило на традиционный "ну-ну-посмотрим"-лад. Отдали дань уважения классике, показали прилежную, слегка шершавую хореографию, до боли знакомые неизбежные сбои в "балетном шиболете" - посконно-петипашном фуэте. Технология китайским танцовщикам уже покорилась (с их-то терпением), грации - хоть выбрасывай, прыжки вроде правильные, а не так летят... И не туда. И это сегодня было - немножко, в первом отделении, но было. Хотя глупо прикапываться к физиологии, ведь балет - это не медосмотр. С пятого похода в "Поли-театр" на расовые особенности физиологии, пластики и моторики уже не обращаешь внимания.

А потом я забыл про всё.

Во втором отделении были ландеровские "Этюды" - карамельно-кукольное драже, изначально задумывавшееся в качестве то ли кунсткамеры балетных форм, то ли балетной версии "Краткого курса истории ВКП(б)". Китайская пластика проглотила барочную ходульность и фарфоровую неестественность "Этюдов", проглотила и не поморщилась. "Этюды" лишь кажутся экстрактом европейской танцевальной традиции - сегодня я увидел, что там от Европы и от Большого - только морфология. Видимость канона, светское платье, натянутое на чёрт знает что. В итоге - неудобная для классической европейской ("русской"! ну разумеется, русской!) стопы раскоряченность сообщила китайской версии этого балета заведомую недосягаемость.

Они десятилетями ломали себя под несвойственные азиатским суставам выверты "марлезонского балета". ("Как ты её поднимаешь? Нет, ну как ты её поднимаешь? Это ж не..., это же лебедь!!" - кричал в 50-х гг. щупленькому китайчонку-танцовщику посланный Советской властью для просвещения туземцев хореограф из Большого - эпизод из китайского фильма "Красный лебедь", того хореографа играет Тихонов). Над ними хихикали, а они, кузнечики несуразные, тянули свою лямку, карабкались, падали, позорились и снова карабкались.

Сегодня, после второго отделения я подтверждаю: они взяли эту вершину. Они уже на нашей высоте чистого и совершенного мастерства. На своей - не нашей - горе, но их высота уже явно наша, простите, я не слепой. И они не собираются останавливаться.

Я видел абсолютную, невозможную физически согласованность нарочито-томных и тягучих движений, упоительный и стопроцентно классический по форме стёб над традиционной техникой танца. Техника сложнейших - раскованных и таких издевательски-естественных! нуреевских прыжков была совершенно безупречной. И оттого еще более издевательской.

Сегодня я видел идеальный балет.

Можно, конечно, мне не верить. Я не профессионал и не искушенный критик, но я чувствую, что в один прекрасный день о них заговорят. И что-то мне подсказывает, что этот день не за горами.