Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Gypsy

Посмотрите на свои ноги

Вот там, где сейчас сидите – посмотрите на свои ноги.

На ступни и лодыжки. Видите? Вот там, где ваши ноги, тапочки, туфли, на том самом уровне - там сейчас моя голова, там же я сам, прах и пепел, позор и все такое.

Сегодня - первый выходной за не помню сколько месяцев. Ребзя, спать не успеваю. Не успеваю есть, дышать, проверять почту, обновляться в жж. Простите все, кого утомил молчанием и неотвеченными комментами, письмами и чем там еще. Простите все, потому что не писал. А писать было о чем, например, вот, волшебное совершенно:

Диалог если не года, то квартала. Или полугодия:

Бангкок, «нетрадиционный» тупичок в квартале красных фонарей, бар, где подают контрабандное Beer Lao – единственное нормальное пиво во всем Таиланде, действующие лица – официант и ваш покорный (помните, как я выгляжу? Если кто забыл, посмотрите на аватар. Может, и не мачо, но мужик все-таки):

- Где у вас туалет? – спрашиваю.

- Вам мужской или женский? – отвечает официантик, молниеносно и не обинуясь совершенно.

И таких вот бисерин для расписать во всей красе – полные пригоршни. Даже в самый будний день эта Страна улыбок наваливает их полный подол... Но как и когда вывернуться и отписаться – не знаю, хоть стреляйте.

Все на что меня хватает – это новостная лента на форуме у очень хорошего человека ethairu, да и ту поддерживаю нерегулярно – когда рабочий день начинается в 5 утра, а заканчивается в 3 утра – как-то не до новостей. Но если кому интересны тайские новости в моей замордованной подаче – добро пожаловать вот сюда.

Вот как уволюсь! Как найду работу, денежную и необременительную! Вот ужо надоем!

Прощаюсь, надеюсь, что ненадолго. Напоследок интересующимся – пища для ума. Это я вчера нарисовал иллюстрацию к тезису: «китайцы – дрожжи экономики стран Юго-Восточной Азии». Привет синофобам и удачи им в их нелегкой борьбе с китайской экспансией, чайнатаунами и желтой угрозой. Источники для циферь брал из фактбука ЦРУ и Википедии. Вот теперь точно прощаюсь.

Люблю всех.

Furless Seal

Тайцы. Опять манотова семья.

Просвещенные Пратчеттом знают, что в поисках обыкновенной сухопарой крысы любой нормальный гном изгрызает в пыль небольшую гору. А пообещав добросовестному гному хорошую жирную крысу с кетчупом, можно запросто подписать приговор какому-нибудь Пиренейскому хребту.

Третьего дня, как раз накануне нашей очередной поездки к его маме в Исаан, мне позвонил Манот:

- Мама спрашивает, как приготовить тебе крысу: просто поджарить с овощами и приправами или сообразить что-то вроде шашлыка?

- Как угодно, лишь бы с кетчупом – отвечаю, не задумываясь. Чего вы от меня хотите? Я лежу на прохладном каменном полу, на столе – правильно порубленный ананас, в телеящике - последние китайские новости, в левой руке - мгновение назад откупоренная бутылка «Чанга», студеного, прямо из морозилки… дымок струится из горлышка!, в правой руке – мобильник, в корзине для белья – только что стянутая мокрая рубашка, надоевшая за этот бесконечный влажный жаркий день хуже смерти… Брюки бросил прямо посреди комнаты, я три минуты назад с работы пришел, баста! Какую крысу предпочитаю? С кетчупом да пожирнее, пожалуйста.

Осторожно поговорив со мной минуту и убедившись, что я не взбесился на жаре и адекватно понял заданный мне вопрос, Манот тихо повесил трубку.

…Деревня Латбокао гостеприимна до невозможности, вы это уже уловили, я надеюсь. Крысу с кетчупом заморскому гостю? Запросто. Младший брат Манота сгонзал на мотороллере в предгорья – видите ли, там в подлеске водятся дикие, вкусные, экологически чистые крысы. Забил тайской тяпкой «чоп» две крупных и две поменьше, передал трофеи маме, тут же две манотовых тетки встали к мартену, а бабушка тем временем обзвонила семью... одним словом, ближе к обеду банкет был практически готов.

Сегодняшний пост будет коротким – простите меня, свинью такую. Мои хорошие, у вашего покорного - вот вам крест! - нет времени ни на написать, ни на почитать, ни на вздохнуть, ни на голову поднять. Преподавательство в рамках давешнего проекта выжимает все силы, после такой работы не хочется и не можется уже ничего. Каждое утро встаю в пять, домой приползаю к половине седьмого вечера. Сил хватает только на телевизор, на вечернее пиво, да на просмотр местных газет с объявлениями о вакансиях. Последнее обычно происходит уже в койке, с песком в глазах и спорадическими отключениями системы.

Не сердитесь. Я все время с вами. Но сегодня я тупо отбомблюсь исаанскими фотками – свежими, кстати, сегодняшними. Теплыми практически. Дамы и господа, встречайте: 
Collapse )
Furless Seal

(no subject)

Ещё до звонка будильника восхотелось мне отгула. Отгулов у меня - хоть консервируй, но это неважно. Нежась в кровати, полусонный отправляю эсэмэску начальству, чтоб не ждали сегодня. Нажимаю "Отправить" - и окружающий меня мир взрывается. Придя в себя и установив, что центр взрыва находится где-то в районе гостиной, отправляюсь туда на немного ватных ногах.

Хрустальная люстра о двенадцати раскоряченных чугунных рожках красуется посреди комнаты, пол гостиной усыпан сверкающими осколками, под левой ступнёй уже растекается лужица крови. Падая, люстра задела стол в центре комнаты - с того самого краю, где я обыкновенно сижу перед тем, как уйти на работу, смотрю "Доброе утро, Китай" и завтракаю горячей лепёшкой с соевым молоком. Сижу ровнёхонько в это самое время. Не одолей меня с утра внезапный приступ лени, так бы и сидел я там по сю пору... с люстрой в голове, просветлённый во всех смыслах этого слова.

Респект моему дежурному ангелу: режиссура, хронометраж и спецэффекты - выше всяких похвал! Приятно чувствовать, что с тобой возятся и делают это со вкусом, талантливо.

А бутылке эрготухи в холодильнике - быть испиту ввечеру, потому что я ведь не железный.
Furless Seal

Китайцы. Танцующий Хулиган

- Я не хочу рассказывать тебе всю эту ерунду.

- Почему?

- Терпеть не могу жаловаться.

- Кроме этой "ерунды" я знаю о тебе уже, кажется, всё. Говори.

Рука запрыгала по грязному столу в поисках зажигалки. На указательном пальце - кольцо в виде свернувшегося дракона, вот оно невнятно сверкнуло над кулаком... мутное отражение мутного света мутной лампы. Сейчас он снова вызверится на забывчивой официантке. В последний момент успеваю размягчить этот кулак, этот взгляд и эти морщины на лбу, задав вопрос, на который он будет отвечать, позабыв обо всём: "Ты сегодня звонил маме?" (одновременно делаю знак зевающей дурёхе в углу... бежит, перепуганная, в вытянутой руке - зажигалка).

- Звонил.

Затягивается. В углу раздаётся взрыв нечеловеческого смеха - трое солдат хлопают друг друга по спинам, грохочут посудой и радуются незамысловатой радостью бойцов НОАК в увольнении. Кривится, пригибается, пропуская взрывную волну по верхам. Выпрямился, отхлебнул пива.

- И что сказал?

Дернулся, начинает петушиться. Смахнул на пол салфетки, рявкнул официантке чтобы быстро - немедленно! - принесла новых! и побольше!

- Она никогда обо мне не заботилась! Кроме работы для неё не существовало ничего! Она такая же, как и отец, тому тоже безразлично, что со мной происходит! Знаешь, где я мог бы сейчас учиться, если бы он хоть раз вспомнил, что кроме сети магазинов у него есть сын?

Ветер рванул занавеску из грязного полиэтилена на входе, холодно лизнул выбеленное детской обидой лицо Хао Хао и заблудился где-то на полпути к группе пьяных солдат. Запах горелого масла стянул желудок в узел. Да когда уже эта сонная курица принесет мой суп?

Хао Хао раздавил в пепельнице едва зажжённую сигарету и поднял пустые глаза.

- Я не хочу возвращаться в Тайюань. Ты хоть знаешь, что это такое? Ты понятия не имеешь, что такое жизнь в Шаньси! Ты здесь смотришь на чистый парк из окна теплой квартиры, живёшь в доме с охраной, улыбаешься официантам и охотно переплачиваешь крестьянину, торгующему овощами на рынке! Потому что за один только вечер в баре спускаешь его двухмесячный заработок - я бы тоже не торговался! У тебя в мраморном подъезде висит огромная хрустальная люстра, а в деревне, где живет... где жил... где жил мой дед, в половине домов дети делают уроки при свете керосиновой лампы!

Обмяк. Сник так же быстро, как взорвался. Распрямившиеся было плечи упали, как только он вспомнил деда. Деда, к которому мы вместе должны были ехать в гости на китайский Новый год. Деда, который любил играть в мацзян и пить русскую водку, который лично просил меня привезти ему бутылочку и разделить с ним новогоднюю трапезу. Деда, который умер сегодня утром.

Которого Хао Хао любил до дрожи в голосе. Бог мой, как же больно сейчас этому колючему дурачку...

- Что ты сказал маме?

Откинувшись на спинку стула, он уставился на мутную лампу под потолком.

- Я не для того убегал в Пекин, чтобы через два месяца вернуться в старое болото. После того, что случилось в университете, я не смогу там снова появиться! Ты говоришь, что мне лучше продолжить учиться на юриста...

Пьяный солдат полуупал на наш стол, протягивая мне пластиковый стаканчик, почти на две трети заполненный эрготоу*:

- Мои друзья утверждают, что ты - уйгур. Я им сказал, что ты иностранец. Кто из нас прав?

- Ты прав. Возвращайся скорее к своим друзьям.

- Я же говорю: иностранец! А откуда?

- Из Монголии. Внешней. Иди отсюда, боец.

- Выпей со мной.

- Ты уйдешь, если выпью?

- Я еще приду!

- Не надо, я тебя умоляю.

Приобняв расползающегося солдата, отвожу его к боевым друзьям, усаживаю, поднимаю перед ними стаканчик с эрготухой:

- Тунчжимэнь, нимэнь синьку-лэ**, мать вашу. Оглядываюсь: Хао Хао остервенело щёлкает зажигалкой.

- Служим народу! - рефлективно гавкнули краснорожие мордовороты, опрокинули адский напиток и кинулись было наливать ещё. Насилу отбившись, возвращаюсь к своему столу с дюжиной шампуров - с пустыми руками от них уйти не удалось.

Хао Хао ковыряется палочками в жареной капусте. Не поднимая глаз, спрашивает:

- Тебе весело, я погляжу?

Ещё вчера парень получил бы за такое полную котомку. Но ещё вчера он бы такого себе и не позволил.

Раскладываю шашлыки:

- От щедрот Министерства обороны - говорю. - Нормальная закуска. Наливай пиво. Нет, погоди.

Сходил к кассе за пузырьком эрготухи - официантку всё равно не докричишься, где-то уже упала и лежит, наверное. Там же сказал хозяйке, что без супа я из их харчевни не уйду, пускай хоть до утра его варят.

- Не чокаемся. Светлая память твоему деду.

Выпили.

Мозгодробительная эрготуха, до чего же правильная ты бываешь...

- Ты говоришь, что я должен вернуться в университет и учиться как ни в чём не бывало. Ты представляешь себе, как это будет выглядеть? За мной тянется целый шлейф...

- Шлейф чего?

- Да ерунды всякой! Всё равно я тебе не скажу... Послушай, я ведь уже почти закончил в Пекине курсы экскурсоводов! Мне уже в это воскресенье дадут удостоверение...

- Вернись в Шаньси.

Хао Хао с минуту рассматривает лежащую перед ним зажигалку. Потом медленно поднимает полные слёз глаза.

- Сегодня ночью я уеду в Тайюань. На похороны.

Я ждал этих слов, но ему удалось застать меня врасплох. Хлопнула полиэтиленовая занавеска на входе. Из угла, откуда-то из небытия появился - и исчез в небытие в другом углу призрак официантки с табуреткой в одной руке и чайником в другой. Разливаю оставшуюся эрготуху по стаканам.

- Автобусом? - Кивает. - Билет уже купил? - Снова кивает, а в заплаканных глазах пляшет бледная искорка: он видит моё замешательство. Пусть видит, ему сегодня ещё и не то можно.

- Ты вернёшься в университет?

Он не отвечает. Мы молча выпиваем.

Не прошла и вечность, как подали наконец суп с яйцом и помидорами. От "армейского" стола в углу отделилась пошатывающаяся тень - и упала на прежнее место, не сделав и шага в нашем направлении. Беременная хозяйка харчевни - визгливая чунцинская дурочка - принесла флакушку эрготухи за счёт заведения, молча вылила её всю в наши пластиковые стаканчики и удалилась.

- Ты вернёшься в университет?

Молчит. Собираюсь с силами и бью по открытой ране:

- Твой дед... Он хотел, чтобы ты стал юристом?

Плачет и улыбается. Улыбается и плачет.

- Хотел. Ты проводишь меня до автостанции?

* * *
На выходных я навестил Хао Хао в Тайюане. При всей незамысловатости тайюаньского антуража, это была очень добрая поездка. Я так скажу: на свете мало что сравнится с настоящей шаньсийской лапшой. При том, что на лапшу я спокон веку дышу ровно. А в Шаньси! Я ел ту лапшу в главном тайюаньском ресторане и в простых харчевнях. Я ел ту лапшу в три часа ночи прямо на морозе в импровизированной уличной столовке для сезонных рабочих в такой грязи, какую представить - нет, не трудно - невозможно. Я ел тайюаньскую лапшу, пил с горла дрянное шаньсийское пиво, на пару с Хао Хао орал песни в холодной тайюаньской ночи - и был счастлив.

Поздним воскресным вечером Хао Хао не провожал меня на поезд - дело в том, что последний автобус в расположенный за городом университет уходит за полтора часа до отправления пекинского экспресса. А у Танцующего Хулигана по расписанию в понедельник рано утром - лекции.

По истории китайского права.



____

* Китайская пролетарская водка крепостью 56% (есть и 65%).

** "Хорошо потрудились, товарищи!" - принятая в Народно-освободительной армии Китая (НОАК) форма приветствия бойцов командирами.
Furless Seal

(no subject)

Никогда не писал о "политике френдования" (за глухим отсутствием таковой), но тут просто не могу молчать, бо истерзался догадками. Бесконечно интересно, какими критериями руководствовался zhidobor, внося меня во френды? Я что, создаю впечатление человека "в теме"? Единомышленника? Или он, как есть тонкий стратег, желает знать врага в носатое лицо? "Вичислил" меня по фотографии или просто попутал латинское с левантинским? Не любит евреев, но, паче чаяния, благосклонен к цыганам? Или, не дай Бог, к китайцам? Ценит мой изысканный слог? А может, я ему по-человечески симпатичен (ага, со своим-то лицом - брэндфэйсом для комьюнити churka_ne_ru)?

Я был заинтригован настолько, что едва не ответил ему взаимностью, но опоздал - меня лишили высокого звания гостя жидоборовой песочницы в опережающем порядке и так же непаскудно-походя, как в своё время осчастливили.

Возможно, я просто не понял юмора, но мне некогда было разбираться, стёб там или выстраданное. Прикалывается парень или вдохновенно жжёт искренним глаголом сердца людей - я не уловил. Однако ж в итоге я отчего-то чувствую себя комбайнёром Коляном, которого Гавриил-архангел принял за Пречистую Деву и одарил Благой Вестью.

Заради вящей ясности - дисклеймер, раз и навсегда: аз есмь грибатый жид, немытый цыган-конокрад, чуркан-муслим, желтожопый китаёза и кто там ещё, нужное подчеркнуть или вписать. Кто разочарован таким раскладом - идёт к greentrollГринтроллю за дальнейшими инструкциями.

Да, чуть не забыл: таджикская девочка - это тоже я.

Закрыв национальный вопрос, вернусь к текущим делам. А они таковы, что у вашего покорного слуги скоро отстегнется печень. Давеча вот угощались с jin_jieМашей, да не где попало, а на государственном приёме по случаю 55-летия со дня образования КНР в большом банкетном зале Дома народных собраний. Хотел было замять это событие, но нас с Машей сдали - о пьянке сообщили Синьхуа и "Жэньминь жибао", а Центральное телевидение полдня крутило ролик, неважную компьютерную копию которого можно посмотреть вот здесь (жать на значок windows media и любоваться. Не мной - качество изображения не позволяет, - а масштабами пьянки). Череда китайских праздников в сочетании с днями рождений, приездами друзей, банями и - главное - присутствием в Пекине greentrollГринтролля любую депрессию превратят в слегка диссонирующий, но в целом терпимый орнамент на бархате безмятежных дней.

Сентябрь ушёл, а я остался. Как и было обещано. Спасибо за терпение и такт всем, кто их проявлял. Всем, кто вольно или ненарочно помог зафестивалить этот остобрыдший, вязкий реквием, сочащийся из незалеченных язв. Реквием по живым и счастливым - без меня - людям.

Пою дальше. Спасибо Ван Цзявэю (коего в провинции и у сырых варваров обзывают Вонг Кар-ваем) и greentrollГринтроллю за "Любовное настроение". Такое кино кому ориентацию меняет, кому шлаки из мозгов выводит, кому просто походку ставит. Что до меня, то после этого фильма я ушёл за лапшой - и долго не хотел возвращаться. Лапшу готовят по такому рецепту: змеиную грацию облегающего шёлка настоять на невозможно прекрасной музыке, вывалять всё в мокрой грязи гонконгских подворотен и сдобрить гремучим мацзяном. Подавать разогретой - чтобы заполнила выжженную внутреннюю пустоту тёплым и уютным обманом.

Ещё вот чем меня озарило, пока ходил за лапшой - оказывается, последняя боль хорошо лечится воспоминаниями о предпоследней. Об уже пережитой и прощённой. На том поле мин давно нет, но фантомы прошлогоднего ада приятно щекочут нервы и отвлекают. Повспоминаешь позапрошлую пытку жизнью, посамолюбуешься с безопасного расстояния длиной в год, посмакуешь истрёпанную победу над самим собой - так вроде и легчает. А отсюда уже недалеко и до успокоения в соломоновом "То рассосалось - и это рассосётся".

Итак. Та-дам! Отряхиваюсь и выхожу из-за печки.

В аэропорту "Шоуду" разогревают самолёт, на котором через пару часов улетит greentrollГринтролль. Но утка, которая будет приготовлена в честь следующего его приезда, уже скрипит пером, пишет завещание. Collapse )
Furless Seal

Диас Хайруллах в Пекине

На фото: Диас в "Дачжаймэне" пробует дворцовую свинину. Мусульманин Диас после дворцовой свинины готов был сменить веру, имя, гражданство и все свои немногочисленные жизненные принципы.



"Дачжаймэнь" - чудная харчевня в Олимпийской деревне. Там - старопекинская кухня, горластые официанты, томный интерьер времен заката империи, пекинская опера и акробаты. Там - самая вкусная черепаха, тающая во рту лягушка и восхитительная разноцветная сладкая тыква.

Вместе с зашифрованной в хутунах секретной "уткой по-пекински" "Дачжаймэнь" - один из пунктов особой программы приема "гуйбиней", наших специальных гостей.

В обшем, правоверный Диас (гуйбинь месячной давности) тогда сломался и оскоромился, другой мусульманин - хуэец Крис - пока держится. Впрочем, Крис - он свой, местный, совсем не гость и тот еще мусульманин... Спросил его как-то: "Ты про Аллаха, вообще, хоть что-нибудь знаешь?", а он в ответ: "Sounds familiar... Где работает?"

Уйгуры мои тоже сильны в богословии. Дундун говорит, что Санта-Клаус - это халиф Омар, а танцор Икрам утверждает, что Бен Ладен скрывается у его знакомых в Кашгаре и пишет там Коран. Ни один еще не отказался от пельменей или хого со свининой.

Из всех моих знакомых мусульман только Хасти отличит хадж от Хиджры, Рамадан - от Джезказгана. Хасти - шиитка из Ирана, девушка серьезная, приятная и абсолютно вменяемая. Повменяемей многих христиан и атеистов будет.
Furless Seal

(no subject)

Вчера ночью выходил на волчью тропу, разбил два сердца, этим солнечным утром терзаюсь муками совести и общей несвежестью взгляда.

Из приятных ночных впечатлений: смутнознакомые официанты набросились на меня, едва вошедшего в бар, со словами "Ну наконец-то, Вы не были у нас уже один месяц и три недели!" - нормально, да?

Из лёгких потрясений волчьей ночи: таксист, дяденька за 50, по своему неискоренимому таксистскому обыкновению выяснив, откуда я, такая поздняя птица, вообще приехал в Китай, очень долго про себя жевал на языке какую-то фразу... потом повернулся и с теплотой в глазах произнёс: "Руки вверх". По-русски. Видимо, в это самое время надо мной пролетал какой-то ангел, поэтому я не выпал из машины. Или просто сонно-пьяный мозг тормознул и не включился - ровно до того момента, когда мужичок оглоушил меня следующим перлом: "Вы перешли границу".

"Да, перешёл" - бормочу пересохшими губами, а сам потихоньку трезвею, прихожу в себя и нащупываю дверную ручку. Следующим номером программы было радостное "Здравствуйте!", а далее таксист озадаченно поинтересовался - а чего он мне, собственно, сейчас сказал?

Выяснилось, что дяденька принимал участие в конфликте на Даманском, там его и научили этим трём волшебным заклинаниям. Смысл их позабыт за давностию лет, но моторика не подводит, артикуляция безупречна.

Только в лифте, поднимаясь домой, я понял, какую непростительную ошибку допустил - не взял чек, не запомнил ни номера, ни имени водителя... Чтобы потом разыскать этого таксиста-лингвиста и раздербанить на воспоминания или, на худой конец, на интервью.

Пьянь беспечная.
Furless Seal

О добром

Завтра, 16 марта (во Владивостоке - 10 минут как уже сегодня) моей бабушке исполняется 80 лет.

Поймал себя на мысли, что человечеству она незаслуженно неизвестна. Между тем, Раневская бы точно не постеснялась брать у нее уроки жизни.

С её упоительного в безжалостности языка слетели - и навеки обогатили собой цивилизацию - такие слова и обороты, как "хомка и жомка" (в смысле "яблоко от яблони"), "и жук, и жаба получают одинаково" (квинтэссенция пенсионной реформы в России), "цивиколка" (девушка легкого поведения, ударение на вторую "и"), "чумахоза" (понятно без комментариев) и бездна прочих перлов, над которыми Даль сейчас на том свете, наверняка, рыдает в голос. Мои друзья записывают, что она им говорит, и время от времени сюда присылают.

Она выпила море крови у своих многочисленных потомков, но без разговоров задушит мягкими старческими руками всякого "со стороны", кто посмеет сказать о ком-нибудь из нас хоть что-то плохое.

Иногда я думаю, что она перехватила у Ильича, покинувшего мир незадолго до её прихода, какую-то мозгодробительную эстафетную палочку. Впрочем, она бы и Ленина сделала своим сарказмом легко.

Она великодушно простила Ельцина и философски "забила" на Путина - последнего для неё просто не существует. Что я слышал от неё по поводу Наздратенко, когда она была не в духе - того не выдержит никакая бумага и ничей монитор. Пока жива бабуля, под Зюгановым во Владивостоке будет гореть земля.

Она питает странно тёплые чувства к лётчику-космонавту Гречко и тайваньскому диктатору Чан Кайши. Она всегда любила Саддама Хусейна, Раджива Ганди и ярких трагических брюнетов вообще.

Она пережила не только троих мужей, многих своих сестёр и братьев, она оплакивала своих племянников и даже внуков. Она - благословенный патриарх нашего клана, "ООН, разбитая кляча" [(с) её же] с давлением за 300, едва успевающая отслеживать и запивать нитроглицерином новости из США, Израиля, стран СНГ, Китая, с Камчатки - отовсюду, где живут и славят ее имя дети, внуки и правнуки.

Она выходит на улицу только в туфлях-шпильках и с брошью - даже вешать бельё. Она сменила уже несколько пар "похоронной" обуви и старается не закрывать дверь, когда одна дома "чтоб не завонялась, если что... зачем дверь ломать?".

Родом из семьи потомков польско-литовских переселенцев (сама не особо в курсе... откуда-то из-под Бреста), она в своей допенсионной жизни работала главным бухгалтером районо в дальневосточной глубинке. До прошлого года скрывала от всех (утверждает, что забыла!), что её брат до войны больше 20 лет жил в Шанхае.

Она воспитывала меня с трёхлетнего возраста, поставив мне еще в ту пору неискоренимое домостроевское "Вы" по отношению к себе, она пекла лучшие в мире пироги с яблоками и из самых благих побуждений просматривала содержимое моих карманов, когда я уже учился на 3-м курсе. Жалующаяся на слепоту и боль в руках, она до сего дня жарит самые ураганные котлеты в Галактике.

Я люблю Вас, бабуля. Вы лучшая на свете. Живите еще тысячу лет! С днем рождения, мой добрый ангел.
Furless Seal

Потрясение дня

Портал "Жэньминьван" ("Жэньминь жибао он-лайн"), официальный интернет-рупор ЦК Компартии Китая, флагман партийной пропаганды и второй после сервера агентства Синьхуа новостной гигант китайского материкового Интернета финансируется Рупертом Мердоком.

Австралийский медиа-магнат перечислил порталу 4 миллиона долларов.

Я в своем уме. Не надо меня щипать, сам уже до синяков исщипался. А теперь самое интересное: разглашаю источник. Не завравшееся Киодо, не полубезумная "Тайбэй таймс" и не сянганские газетки. Всем стоять. Статья о Мердоке и китайских СМИ опубликована в последнем номере внутриведомственного - но не закрытого - журнала "Дуйвай дачуаньбо" ("Внешняя пропаганда"), официального органа Государственного управления по делам издания литературы на иностранных языках КНР. Китайским по-белому написано. Собственными глазами сегодня читал.

Когда именно Мердок перечислил 4 миллиона, и что он тем самым приобрел - статья умалчивает. Угощу дворцовой свининой в "Дачжаймэне" всякого, кто убедит меня в том, что тайкун просто пожертвовал эти деньги и без того небедствующему партийному органу.

К австралийцу Пекин давно неравнодушен. "Жэньминь жибао" уже участвовала с его "НьюсКорпом" на паях в создании СП "ЧайнаБайт.Ком", кроме того, мердоковскому телеканалу "Феникс" (Гонконг) еще в 2001 году была дарована немыслимая привилегия вещать на внутренние районы КНР - туда, где конь би-би-сей и си-эн-энов отродясь не валялся. Тот кусок пирога настолько огромен, сладок и необъятен, что лично меня не удивили ни манера "освещения" фениксовцами прошлогодних сянганских народных "страстей по биллю о госбезопасности", ни приступы внезапной щедрости самого Мердока, без конца жертвующего провинциальной материковой прессе "на чернила".

Но 4 миллиона долларов богатейшей партийной медиа-структуре - это не подачка, хоть вы меня стреляйте.

Если инфа о 4-х миллионах достоверна - а версию об "утке" в условиях яростной межвидовой конкурентной борьбы, развернувшейся в последние месяцы в китайских СМИ, отбрасывать не стоит (до сих пор между ними идёт жестокая битва за статус "официальных органов" и, соответственно, за синекуру принудительной подписки), то я прихожу к интересному умозаключению.

Я думаю, что перечисление 4 млн. долларов представляет собой оплату стоимости определенных прав участия Руперта Мердока в медиамонстре "Жэньминь чубаньшэ".

Мне безумно интересно узнать, что конкретно он купил.
Furless Seal

(no subject)

Позавчера, то есть на праздник Фонарей вводил девчонок-китаянок на работе в легкий ступор, имитируя хозяйственность и домовитость - свойства, коих у меня не водилось отродясь.

В обеденный перерыв пошёл не в книжный и не за бананами. И даже не к румяной, милой и мордастой цзяньбинщице за своим полуденным цзяньбином. Ходил - в здравом уме и трезвой памяти - в ближайший универсам "Шуньтяньфу" за рисовыми шариками юаньсяо. С трудом понимая, что я, собственно, делаю, прикупил там два цзиня, т. е. 1 кг всяких разных юаньсяо. Разных не внешним видом (белые шарики из клейкого рисового теста), а начинкой - фруктовой, соевой, шоколадной и т.п.

Помнится, на заре своего китайского житья-бытья я сдуру наелся сырых юаньсяо. А и то - продавались они в красочной упаковке в отделе готовых сладостей. Пришёл домой, надкусил один шарик (ну почём я знал тогда, что их варить надо?), распробовал сладкую соевую начинку - да и зарубал пол-упаковки. Оставшимися пытался поделиться поутру с коллегами и долго не мог понять, чего они на меня глаза пучат и угощение брать отказываются.

Ну ведь теперь жеж я стреляный на мякине, потёртый и заматеревший в условиях непринуждённого китайского быта. Знаю, что юаньсяо перед употреблением надо отварить, и тогда они будут выглядеть вот так.

Купил и гордо прошествовал с полиэтиленовым пакетиком мимо остолбеневших от моей "бытовитости" девчонок в офисе. Тут надобно внести ясность: я целенаправленно культивирую у нашего китайского стаффа непоколебимую уверенность в том, что мне не под силу и чай вскипятить. И вдруг такой прокол - юаньсяо в пакетике! Отсюда уже недалеко и до крамолы - а ну как решат, что я их сам варить буду? Гостей зазывать? Стол, прости Господи, накрывать?

После обеденного перерыва была работа, потом югославский ресторан, потом фестиваль фонариков в парке "Чаоян"... Короче, рыдайте, корабли Фарсисские: я вновь опростоволосился. Добравшись, наконец, под ночь до "ДомикаКуклыБарбиБлин!", решил переложить юаньсяо из сидора в холодильник - и обнаружил, что два цзиня милых шариков превратились в один большой и слюнявый шмат рисового теста с разноцветными прожилками.

Так и лежит тот шмат немым укором в холодильнике. Выбросить жалко, смотреть - стыдно. Невыносимая дилемма - посоветуйте, что делать. Коников налепить?