Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Furless Seal

"Она явилась и зажгла"

С уходящим годом расстаюсь без сожаления. Расстаюсь с Собакой, которая вот уже по третьему кругу проявляет себя не другом человека, а бдительным не по разуму цепным псом, не дающим сделать шага в сторону.

Заканчивается год, в течение которого я видел в основном хвосты удаляющихся поездов и подбрюшья улетающих самолётов. Уходит год, когда лишь поутру я узнавал о том, какие дивные шансы я проспал ночью. Кончается год, больно ударивший по самому дорогому.
 
Ровно в полночь повешу себе на шею маленького нефритового поросёнка на красной нитке, высоко подниму голову и пойду в свой год, бэньминнянь, "год судьбы". Сегодня ночью это небо станет моим - и не волнуйся, Огненная Свинья, в нашем с тобой году я не оставлю на этом небе ни одной подмигнувшей мне звезды. Соберу их все до единой.

Присоединяйтесь, друзья. С Новым годом!
Furless Seal

(no subject)

На покрытии взлетно-посадочных полос и рулёжных дорожек международного аэропорта Суваннапум в Бангкоке опять появились многочисленные трещины. Пока шёл срочный ремонт, несколько бортов нарезали круги в воздухе либо приземлялись на военном аэродроме в У-Тапао для дозаправки.



Крупнейший в Юго-Восточной Азии аэропорт Суваннапум проектировали и строили 40 лет на болоте, известном как Трясина Кобры. За все эти годы туда вбухано в общей сложности 155 миллиардов батов. По сегодняшнему курсу это 4,3 млрд. долларов, то есть вы представляете, сколько премьеров, министров, генералов, их жен, детей, любовниц и друзей этими бабками наелось досыта. Историю строительства Суваннапума (тайск. и санскр. "Золотая земля") можно смело вносить в учебники по теории и практике коррупции.



Таксин даже планировал создать под аэропорт специальную провинцию, чтоб удобней было... эээ... хозяйствовать, не отвлекаясь на вечно недовольную мэрию Бангкока.

Немногие из тех, кто стоял у истоков, дожили до сдачи аэропорта в эксплуатацию, и тем не менее, последний этап строительства прошёл в лихорадочной спешке - Таксин Чинават хотел ознаменовать год 60-летия со дня коронации Рамы IX мега-подарком своему королю и своим избирателям. А ещё очень срочно нужно было зафестивалить скандал с подрядами на поставку детекторов взрывчатки и электрооборудования. Вообще, песнь о том, как Чинаваты кормились с аэропорта, ещё ждёт своего Гомера, но в сентябре прошлого года всё, что было нажито непосильным трудом, накрылось в результате военного переворота.



Неудивительно, что в Суваннапуме сегодня течет крыша, периодически отказывает дренажная система и вентиляция. Я там ещё не был, но многие жалуются, что в роскошном здании аэропорта не хватает туалетов, да и присесть отдохнуть негде. Эта дура начала сыпаться и самовозгораться ещё в процессе строительства, а вскоре после официального открытия по лётному полю поползли трещины.

В прошлом году в построенный на болоте Суваннапум из старого доброго Дон Мыанга были переведены все международные и внутренние рейсы. Вчера министр транспорта Тира Хаочерын признал, что некоторые авиакомпании уже "боятся пользоваться" новым аэропортом, но отверг предложение о закрытии Суваннапума и возвращении рейсов в Дон Мыанг.



Велкам ту Таиланд, гайз. Вас тепло встретят в главной воздушной гавани Юго-Восточной Азии.

Upd.: События развиваются.

Департамент гражданской авиации Таиланда отложил принятие решения о выдаче международного аэродромного сертификата безопасности ИКАО для аэропорта Суваннапум. Иными словами, отныне авиакомпании пользуются услугами аэропорта на свой страх и риск и при желании могут переехать в Дон Мыанг или У-Тапао.

Upd. #2: На прошлой неделе кабинет С. Чуланона одобрил открытие Дон Мыанга не только для внутренних, но и для международных рейсов, а в воскресенье, 11 января Баннавит Кенгриен, депутат временного парламента (Национальной законодательной ассамблеи) и председатель парламентского комитета, созданного для изучения вопросов безопасности аэропортов, вообще, потребовал закрыть Суваннапум и перевести все рейсы в Дон Мыанг. Во вторник, 13 февраля Баннавит представит кабинету официальные рекомендации своего комитета.
Wings spread

Миклухомаклайское

Эксклюзив от моего тайского друга Манота. В кастрюльке пароходом из Парижа Самолетом Цейлонских авиалиний из Бангкока, специально для терпеливых, что ангелы, читателей этого журнала. Рассказано и внимательно выслушано в такси по дороге из пекинского аэропорта "Шоуду":

- Напиши в своем журнале, как тайки после родов возвращают подтянутость тела и упругость кожи. Эта процедура называется юфай. Напиши, что сразу после родов женщину переносят в отдельный дом с земляным полом. Посреди дома выкапывают яму, через которую перекидывают деревянную доску шириной в один сок1. Рядом с ямой разводят очень сильный огонь и поддерживают его день и ночь, пока юфай не закончится. Женщина лежит над ямой, поворачиваясь к очень жаркому огню то одним, то другим боком. Так лежит она десять дней или две недели – чем дольше, тем лучше. Всё это время она не встаёт, только лежит на узкой доске. Сидя ей можно принимать пищу и кормить ребенка, за которым всё это время ухаживают родственники. Ходит она прямо под себя, в яму. Чтобы отвадить злых духов от слабой роженицы, яму обкладывают колючими ветками дерева томкхай, а саму женщину каждый день натирают настоем из листьев дерева макхам2. В доме невыносимо жарко, но она не может просто так встать и выйти подышать свежим воздухом. Напиши, что в бедных семьях не строят отдельного дома для юфая – просто разбирают часть пола в общем доме и выкапывают яму, куда бросают травы и пряности для нейтрализации запаха. Напиши, что после юфая многие женщины выглядят гораздо моложе, чем до родов.

_____
1Сок - тайская мера длины (50 см), равна 2 кыпам.

2Макхам - наверное, тамаринд, но этот словарь меня уже два раза обманывал. Верю ему осторожно. А вот что за дерево томкхай - не знаю, и вменяемого словаря Манот не привёз.
Furless Seal

Приветствую тебя, Город Ангелов

Приземлился в бангкокском аэропорту Дон Мыанг ровно в полночь с 10 на 11 октября. Бросил якорь, уже потихоньку обрастаю ракушками.

Сегодня, 12 тулакхома 2548 года открываю новую страницу своих азиатских хроник.

Пишу не с домашнего компьютера (его к Сети подключат по-тайски неспешно - завтра или послезавтра), а из интернет-кафе на первом этаже. Пишу транслитом, поэтому телеграфным стилем не попрекните.

А сейчас - самое главное, и никакой транслит этой песне не удавка: кто прохладным утром уезжал в манящее никуда, тот знает цену каждому доброму напутственному слову. Всем, отозвавшимся на мой предыдущий пост, предложившим помощь, пожелавшим доброго пути или просто молча поддержавшим - спасибо.

Вы просто лучшие.

Спасибо, дорогие мои.

Furless Seal

К полёту шмеля

Уехал greentroll. Еще раньше уехал mingbai. Пытаюсь убедить себя в том, что это нормально, но получается плохо.

Конечно, привыкну. Разумеется, всегда есть телефон, Интернет, будут еще встречи там и тут... будут новые люди... Но поменьше бы таких расставаний.

Какая опустошающая весна. Чёрная дыра аэропорта заглотила двоих друзей - Гринтролля с Минбаем, закусила упорхнувшей индонезийской любовью и сидит, выжидающе пялится на меня, облизывается.

Любовь снова где-то не здесь. Под чужим небом. Шелести бамбуком, дружище Пекин... Заговаривай боль, осушай дуру-слезу колючим поцелуем гобийского ветра. Ты это умеешь, мой хороший.

...Сегодня будет волчья ночь - с беззлобным перекусыванием артерий, нежным переламыванием гибких позвоночников и вырыванием свежих сердец. Уйду в неоновый холод разгрызать в месиво останки черноглазой суки-любви, кромсать без жалости, с широко открытыми глазами.